()

Леток > История, обычаи, поверья > Из истории пчеловодства

Из истории пчеловодства

Пчеловодство до 1500 г.

Рисунок на скале в в Куэвас де ля Арана близ Бикорпа в Валенсии, Испания (Национальный музей естественных наук, Мадрид)

В настоящее время медоносные пчелы живут во всех частях света, кроме крайних полярных районов. Но так было не всегда. До XVI в. медоносные пчелы были широко распространены в пределах Старого Света. Здесь они жили задолго до появления человека на земле. Первобытный человек научился добывать мед, грабя пчелиные гнезда в дуплах деревьев и расщелинах скал; этот момент изображен на рисунке, сделанном в пещере в горах Восточной Испании в период мезолита, приблизительно за 7000 лет до нашей эры, и сохранившемся до наших дней.

Собственно пчеловодство началось тогда, когда человек научился содержать семьи пчел, найденные в дуплах деревьев или в других местах. Постепенно естественные жилища пчел заменяли различными ульями; для удобства и безопасности их собирали вместе, организуя пасеку. Устройство улья зависело от местных материалов, которые были под рукой, и от уровня мастерства членов той или иной общины. Почти с уверенностью можно утверждать, что современные пчелиные ульи не имеют общего происхождения: улей неизбежно совершенствовался во всех районах, где были пчелы, по мере того как человек переходил от охоты и простого сбора пищи к ее производству и оседлому образу жизни.

В огромных лесах Европы самым первым ульем, вероятно, была колода из поваленного дерева, в котором гнездились дикие пчелы. Колоду отделяли от остальной части дерева с помощью топора или зубила — орудий каменного, века. Для изготовления ульев использовали луб и кору, а позднее доски, нарезанные из стволов деревьев.

Наиболее ранние очаги культуры возникли на Среднем Востоке в жарких засушливых странах, где не было лесов. Первыми ульями здесь были, вероятно, глиняные сосуды, в которых поселялись рои. Горшкообразиые сосуды изготавливались в течение большей части периода неолита, приблизительно с 5000 г. до нашей эры, а глиняные кувшины для воды до сих пор используются как ульи в некоторых странах Средиземноморья. В древнем Египте и прилегающих к нему районах применялись сапетки, которые изготавливали из длинных трубкообразных стеблей растений, связывая их к пучки и скрепляя друг с другом горизонтальными рядами. Снаружи их обмазывали белой глиной или другим материалом.

Сапетка из свитой спиралью соломы (Йоркшир, Англия, 1953). Сапетка сделана плоской сверху, чтобы можно было закрывать ее крышкой (Музей сельской жизни, Англия)

В земледельческих общинах техника изготовления корзино-подобных сосудов была развита так же хорошо, как и гончарное дело; эти корзины также использовали для заселения пчелами. В наше время корзины из соломы изготавливают таким же способом, как и в 5000 г. до нашей эры. Костяное шило, похожее на шило корзинщика периода мезолита, применялось для изготовления пчелиных сапеток в Йоркширской долине в Англии вплоть до последнего десятилетия. Плетеные корзины появились позднее, их плели из различных материалов, например из гибких прутьев орешника; образцы таких корзин, сделанных между 3000 и 2000 гг. до нашей эры, найдены в Египте. Плетеные корзиночные ульи еще можно встретить в некоторых районах Европы.

Пасека плетеных корзиночных ульев в Бельгии, 1960 г.

Все эти ульи выполняли определенные функции: они защищали пчел и соты от ветра, дождя, чрезмерной жары или холода. Их летки были небольшими, чтобы пчелы могли охранять улей; в них были и другие отверстия, через которые пчеловод мог достать урожай — мед и воск. Дерево, его кора уже сами по себе защищали пчел от неблагоприятной погоды; соломенные и плетенные из прутьев ульи обычно покрывали дополнительным защитным покрытием, например их обмазывали глиной или коровяком.

Такие примитивные ульи были, как правило, небольшими. Примитивное пчеловодство заключалось в основном в изготовлении ульев и умерщвлении пчел для получения меда и воска (например, погружением улья в кипящую воду).

До XVI столетия, имевшего важное значение для пчеловодства, календарь работ с пчелами оставался в сущности неизменным: в начале лета пчеловод ловил и сажал в ульи рои, в конце лета он умерщвлял пчел в большинстве ульев, вырезал соты и отделял мед от воска; осенью, если в этом была необходимость, он снабжал кормом ульи с пчелами, оставленными на зиму. Для умерщвления пчел обычно применяли горящую серу.

Человек почти не знал, что происходит внутри улья, так как он не видел соты и пчел. Он не представлял себе, что крупная пчела — «царь» — на самом деле женская особь, мать всех остальных пчел улья, не знал, какого пола трутни и рабочие пчелы, не говоря уже о факте спаривания матки с трутнями. Не было известно ни о том, что пчелы сами выделяют воск, из которого они строят соты, ни о том, что посещение пчелами цветов имеет отношение к образованию семян и плодов.

Пчеловодство от 1500 до 1851 г.

В XVI в. произошли три события, каждое из которых имело большое значение в истории пчеловодства. Все они привели к открытию, сделанному Лангстротом в 1851 г. Во-первых, развитие науки дало возможность понять основные жизнепные циклы и биологию пчел; во-вторых, развитие методов пчеловодства позволило несколько больше контролировать пчел и дало возможность наблюдать за пчелами внутри улья; и, в-третьих, пчелы распространились на двух новых континентах, на одном из которых впоследствии был сделан шаг вперед в развитии науки о пчелах и технике пчеловодства.

Фундаментальные открытия в пчеловодстве

Первое описание пчелиной матки как самки, откладывающей яйца, было опубликовано в Испании в 1596 г. Льюисом Мепдесом де Торрес. Затем в Англии Чарлз Батлер в труде «Женская монархия» (1609 г.) показал, что трутни — это пчелы мужского пола, а Ричард Рем-нант в работе «Трактат по истории пчел» (1637 г.) — что рабочие пчелы — особи женского пола; Ремнант отметил, что они занимают «вполне определенное место в получении потомства». Между тем в 1625 г. в Италии принц Цези опубликовал первые зарисовки пчел, сделанные под микроскопом.

О способности пчел выводить маток из яиц или очень молодых личинок сообщил Никель Дяакоб в Германии в 1568 г., но о фактах спаривания матки с трутнями не было известно вплоть до 1771 г., когда об этом сообщил Антон Янша (Словения). Точное описание производства воска пчелами было опубликовано X. К. Хорнбостелом в Германии в 1744 г.

То, что собираемая пчелами пыльца является «мужским семенем» цветка, которое оплодотворяет яйцеклетку, было обнаружено в Англии в 1750 г. Артуром Доббсом. Он отмечал, что пчелы во время каждого полета собирают пыльцу только с цветков определенного вида; в противном случае это привело бы к безрезультатному межвидовому опылению. Роль пчел в опылении цветков была окончательно установлена К. К. Щпренгелем в 1793 г., спустя год после опубликования наблюдений Франсуа Губера, слепого швейцарского пчеловода, заложившего основы современной науки о пчелах.

Усовершенствование техники пчеловодства

Между 1500 и 1851 г. было предпринято много попыток найти способы отбора меда из ульев, не требующие умерщвления пчел. Например, вместо того чтобы умертвить все семьи, кроме одной, стали оставлять в зиму несколько пчелиных семей, объединяя их в одном улье для зимовки. Объединение осуществляли, «выгоняя» пчел: улей переворачивали, сверху помещали пустой улей, соединяя их открытыми концами (но под некоторым углом). По сторонам перевернутого улья «барабанили», заставляя пчел покинуть его и подняться в пустой улей. В тот же самый улей перегоняли и другие семьи. Матки сражались до тех пор, пока в семье не оставалась только одна из них. Такой способ выгона пчел был известен еще в средние века, но в то время он не получил признания.

Там, где применялись довольно большие ульи, например колоды или ульи из коры, вырезали специальным ножом нижнюю треть сотов. Оставшиеся соты служили постоянным расплодным гнездом; каждый год пчелы надстраивали «медовый сот» заново, а пчеловод вырезал его. Делать это в маленьких соломенных сапетках было невозможно; поэтому над верхним отверстием сапетки стали устраивать специальные приспособления, позволяющие расширять улей сверху. Такой надставкой к улью могла быть маленькая сапетка (крышка) или стеклянный конусообразный сосуд. Пчелы хранили здесь мед, по не выводили расплода. Это была настоящая медовая надставка. Время от времени под сапетку помещали соломенный цилиндр высотой в несколько сантиметров, который обеспечивал расширение сапетки вниз. Все надставки и подставки, заполненные медом, можно было удалять, не тревожа расплодного гнезда.

Применялись также ульи, сделанные из деревянных досок. Первоначально это были простые ящики, по постепенно их усовершенствовали и к основному улью стали присоединять сбоку ящик для хранения меда.

На протяжении этих столетий пчеловоды в большинстве прогрессивных стран были постоянно заняты проблемой управления деятельностью пчел и изучением процессов, протекающих внутри улья. Сейчас, когда эти проблемы решены, трудно поставить себя па место экспериментаторов-пчеловодов, так долго и безуспешно старавшихся найти способ получения сотов, которые можно было бы легко вынимать из улья. Сделать наблюдательные окошечки в стенках улья было довольно легко, но они не позволяли увидеть многое из того, что происходило внутри улья. Об этом свидетельствует восторженная запись в дневнике Сэмюэля Пипе а (1665 г.): «После обеда у мистера Эвелина, побывавшего за границей, мы прогуливались по его саду. И вот среди прочих редких вещей — пчелиный улей, сделанный из стекла, через которое вы можете с громадным удовольствием наблюдать, как пчелы приготавливают мед и строят соты».

Реомюр сообщил нам о том, что итальянский астроном Ма-ральди обнаружил в саду Французской Королевской обсерватории в Париже в 1087 г. наблюдательный улей с одним сотом. Книжный улей Губера появился лишь спустя столетие; он состоял из нескольких скрепленных с одной стороны и вращающихся па петлях, как листы книги, рамок; в рамках пчелы строили соты. Он был очень удобен для наблюдений над жизнью пчел, но совершенно не годился для практического пчеловодства.

Первый рамочный улей, изобретенный П.И.Прокоповичем (1775-1850 гг.)

В период между 1650 и 1850 гг. было изобретено много ульев с верхними брусками и рамками, но все еще не удалось добиться успеха в главном: куда бы ни ставили бруски и рамки, пчелы все равно прикрепляли соты к стенкам улья, и, следовательно, соты можно извлечь из улья, только вырезав. Здесь следует упомянуть лишь о двух из многих изобретений. Примерно в 1806 г. украинский пчеловод Петр Прокопович создал первый улей с подвижными сотами для использования в производственных масштабах (у него было около 10 тысяч пчелиных семей). В этом улье было три отделения по вертикали, причем в верхнем находились деревянные рамки с прорезанными проходами для пчел на концах брусков. Рамки вынимали из улья сзади, но так как пчелы прикрепляли рамки к улью с помощью прополиса или сотов, то сделать это было нелегко. Улей Прокоповича имел поперечное сечение 30x30 см и высоту 98 см. Он делился на три части. Сверху находилось отделение для магазинных рамок, отгороженное от гнезда доской с отверстиями для пчел - разделительной решеткой. Этот улей не получил распространения, но гениальный принцип Прокоповича - подвижность заключенного в рамку сота - стал отправным пунктом для всех последующих усовершенствований рамочного улья.

Второе изобретение было настолько фундаментальным, что могло бы изменить всю историю пчеловодства, если бы было понято и стало широко известно.

Плетеные ульи-корзины применялись еще в древней Греции, и на какой-то стадии — мы, вероятно, никогда не узнаем, когда это произошло — некоторые пчеловоды начали применять ульи с открытым верхом. Открытый верхний конец накрывали деревянной доской, которую, по крайней мере к XVII столетию, начали разрезать на бруски шириной приблизительно 37 мм. Каждый брусок к нижней части был слегка выгнут, и пчелы прикрепляли соты вдоль выпуклости — каждый сот вдоль нижней стороны каждого бруска. От всех других ульев с брусками этот улей отличался тем, что он был шире вверху, чем внизу, и, вероятно, вследствие такого наклона стенок улья пчелы не прикрепляли к ним соты. Такие улья стали известны в Англии в 1682 г., когда сэр Джордж Уилер описал их в своей книге «Путешествие в Грецию». Он сообщил, что количество ульев, занятых пчелами, весной греки увеличивали вдвое, отбирая половину сотов из каждою улья и помещая их в пустой улей. Греческие пчеловоды действительно создали удобный для работы улей с подвижными сотами. Возможно, что Аристотель, рассказывая о жизни пчел в своей книге «Естественная история», имел в виду один из таких ульев.

Сообщение Уилера оказало большое влияние на развитие пчеловодства в Англии и других странах, но решающий шаг, который привел бы к созданию деревянного улья с подвижными сотами, так и не был сделан. На наш взгляд, если бы один из многих ульев с брусочками сделали шире вверху, чем внизу, пчелы образовали бы свое пчелиное пространство между сотами, а современное пчеловодство могло бы родиться на 150 лет раньше.

Распространение медоносных пчел

Медоносные пчелы принадлежали Старому Свету — Европе, Африке и Азии. До 1500 г. в Новом Свете — Америке, Австралии и Новой Зеландии — медоносных пчел не было. Но подобно собаке, пчелы сопровождали человека в большинстве его переселений, и ранние поселенцы Нового Света привозили с собой ульи с пчелами. Данные о поселении медоносных пчел в Америке довольно скудны, но известно, что приблизительна в 1530 г. они были завезены из Португалии в Бразилию, и, по всей вероятности, тогда же были и другие случаи ввоза пчел в Южную, Центральную и Северную Америку. Однако первые упоминания о ввозе медоносных пчел в Северную Америку встречаются почти веком позже, с 1638 г. Впервые медоносные пчелы были завезены в Австралию в 1822 г., а в 1842 г. У. К. Коттон отправил первую партию пчел в Новую Зеландию (из Англии). На западном побережье Северной Америки медоносных пчел не было вплоть до 1850-х годов, когда их привезли в Калифорнию; оттуда они были перевезены в Орегон, а затем в Британскую Колумбию. Таким образом, медоносные пчелы рода Apis живут на всех пяти континентах земного шара немногим более сотни лет.

Пчеловодство с 1851 г.

К 1851 г. медоносная пчела распространилась почти по всему миру, и только большая территория Сибири осталась не заселенной пчелами до начала нынешнего века, пока сама сибирская земля не была хорошо освоена. Наиболее прогрессивные пчеловоды знали о пчелах уже достаточно для того, чтобы получать от них значительный доход, но подходящего улья, несмотря на все усилия, все еще не было.

Шаг, который изменил это положение, был сделан в 1851 г. Лоренцо Лорейном Лангстротом, американцем, родившимся и жившим в то время в Филадельфии. Лангстрот еще ребенком проявлял необычайно большой интерес к насекомым; этот интерес возродился, когда он, молодой пастор в Андовере (штат Массачусетс), посетил своего друга, державшего пчел, и увидел стеклянный шар, заполненный сотовым медом. Прежде чем вернуться домой, Лангстрот купил две семьи пчел в ящичных ульях. Вскоре он приобрел книжный улей Губера и выписал различные книги о пчелах, включая «Письма» Губера и «Медоносную пчелу» Эдварда Бивена (1838 г.). Он применил описанный Бивеном брусочковый улей с низкой надставкой и улучшил его, углубив фальцы, на которые опираются бруски, и оставив зазор около 9 мм между брусочками и крышкой (прообраз современного верхнего пчелиного пространства). Он обнаружил, что это облегчает снятие потолка, на котором помещались стеклянные сосуды. Открытие, разделившее на две половины историю пчеловодства, было сделано осенью 1851 г., и мы можем описать его словами самого Лангстрота: «Размышляя, как я это часто делал и раньше, о том, как избавиться от неприятной необходимости срезать соты со стенок улья, и отвергая как явно неприемлемое применение стояков, примыкающих к стенкам улья, я подумал, не использовать ли такое же пчелиное пространство, что и в низких надставках, и уже через минуту ясно представил подвешенные подвижные рамки, которые стоят на соответствующем расстоянии друг от друга и от стенок ящика. Понимая интуитивно все от начала до конца, я едва удерживался, чтобы не воскликнуть прямо на улице «Эврика!».

Интуиция Лангстрота подтвердилась: пчелы в самом деле «уважали» пространство, оставленное между ульями и рамками, в которых они строили соты; они не занимали сотами это пространство, и, следовательно, рамки стали действительно подвижными. Улей с подвижными рамками стал широко применяться в Соединенных Штатах к 1861 г. В 1862 г. его завезли в Англию, а статьи Чарлза Дадана во французских и итальянских журналах, которые стали появляться с 1869 г., способствовали его распространению в Европе. Вскоре такие улья появились и в других странах, в каждой из которых применялись разные варианты ульев, построенные по одному и тому же принципу.

С этого открытия начало развиваться современное пчеловодство, и это развитие в следующие полвека было настолько бурным, что его можно сравнить со взрывом по сравнению с медленным и время от времени приостанавливающимся прогрессом пчеловодства в предыдущие века. Применение подвижных рамок привело к изобретению искусственной вощины Иоганом Мерингом в Германии в 1857 г.; это экономило пчелиный воск и давало гарантию, что пчелы будут строить в рамках правильные пчелиные ячейки. Когда Лангстрот разделял рамки, он думал только о расплодном гнезде; для меда он применял стеклянные сосуды под самой верхней доской. Но вскоре стало ясно, что если подобные рамки поставить в медовый корпус или надставку, их можно будет легко удалить по заполнении медом. Если бы затем можно было найти способ извлекать мед из сотов, не разрушая их, соты в рамке можно было бы использовать повторно. Это привело к изобретению центробежной медогонки в Австрии майором Ф. Грушкой в 1865 г. и, возможно, более раннему подобному изобретению во Франции. Изготовление разделительной решетки аббатом Колленом во Франции в 1865 г. давало возможность пчеловоду содержать матку и, следовательно, расплод вые медового корпуса. Э. К. Портер благодаря применению удалителя пчел, сделанного им впервые в 1891 г. в США, смог освобождать медовый корпус от пчел, перед тем как вынимать из него рамки с медом.

Таким образом, система современного пчеловодства определилась в период 1850—1900 гг. Оборудование, изобретенное в те годы или основывающееся на открытых тогда основных принципах, подверглось с того времени важным усовершенствованиям. В настоящее время мы знаем гораздо больше о медоносной пчеле, чем знал Лангстрот, но открытие, сделанное им в 1851 г., остается основным принципом в конструкции улья и, следовательно, основным принципом нашего современного пчеловодства.


История пчеловождения в картинках




© 2015- 2017 - 2018 Леток